Играющий тренер. Вынужденная мера

Играющий тренер. Вынужденная мера

Андрей Тупиков

специально для khl.ru
В былые годы тренер, не только руководящий со скамейки запасных, а и сам постоянно выезжающий на лёд в качестве полевого игрока, не был чем-то из ряда вон выходящим. Когда хоккей делал только первые шаги, полноценным тренерам просто неоткуда было взяться.

Виктор Васильевич Тихонов в книге «Надежды, разочарования, мечты…» достаточно подробно рассмотрел феномен играющих тренеров, отзываясь о нём в целом негативно. Вот некоторые выдержки (с сокращениями):

«Что значит – играющий тренер? Он игрок? Или тренер? Спрос у меня с него какой: как с тренера или как с игрока? Не будем, кстати, забывать, что игрок этот не работал ни одного дня ни в одной команде, специально ничему не учился и о нелёгкой должности спортивного наставника судит пока со стороны. Почему же вдруг он получает право воспитывать, учить своих нынешних коллег, мастеров такого же высокого уровня? Или играть – или тренировать. Третьего не дано. Третье – фикция. Играющий тренер сразу, поскольку он играет, теряет авторитет: он не имеет права ошибаться на поле как игрок, иначе его не будут воспринимать как тренера. Ошибаться нельзя, но ведь избежать ошибок в хоккее невозможно. Играющий тренер кончается как игрок, но вместе с тем ещё не начинается как спортивный наставник. Провести занятие в полном объёме, да ещё по собственным планам, он не может, не умеет, у него не хватает специальных знаний, да и времени на подготовку таких планов у него нет. Отсутствуют, понятно, и нужные навыки. Да и не появятся эти знания, которые требуются для квалифицированной работы с командой мастеров, пока не проработает он несколько лет, пока не продумает всё, не выстрадает, не обожжётся на неудачах, промахах, ошибках. Читал много об играющих тренерах. Статьи, интервью, даже книги. Всё помню. Не помню только одного – имени тренера, добившегося успеха».

Поспорить с вышесказанным трудно, да и не имеет смысла. Одно только «но»: Виктор Васильевич писал это в 1985 году, когда институт хоккейных тренеров уже сложился. Но всего за четыре неполных десятка лет до этого, когда хоккей делал только первые шаги — откуда было взяться тренерам? Неоткуда. Потому практически все поначалу как-то обходились играющими.

В самом первом чемпионате страны 1946 года участвовало 12 команд. Семь из них (ВВС, ленинградский и свердловский «Дом офицеров», ленинградское, московское и таллинское «Динамо», ЦДКА) возглавлял играющий тренер. Ещё тремя командами управляли тренерские советы, которые по большей части состояли также из действующих игроков. И лишь в московском «Спартаке» и рижском «Динамо» главенствовал полноценный старший тренер.

Но уже во втором чемпионате играющие тренеры остались лишь в пяти командах, а к началу 1950-х годов их вообще почти не осталось (речь об элитном дивизионе). В сезоне 1952/53 только три команды возглавляли «наставники-гонялы»: Евгений Бабич в ВВС МВО, Анатолий Тарасов в ЦДСА и Николай Эпштейн в «Химике». И, кстати, Бабич выиграл золото, Тарасову досталось серебро.

Играющий тренер. Вынужденная мера

А в чемпионате 1958/59 уже все тренеры были полноценными. Много лет спустя последними могиканами племени играющих тренеров стали супербомбардиры Вячеслав Старшинов и Борис Александров (причём второй — уже позже книги Виктора Тихонова), элементарно не наигравшиеся в хоккей, но это были единичные случаи.

Источник: khl.ru